Первые представители Родезийских Риджбеков, официально зарегистрированные в SAKU (Южно-Африканский Кинологический Союз)

Автор Линда Коста (питомник Сарула, Африка/Австралия) перевод: Нана Андреева

Гротедам Лео (Grootedam Leo) и Гротедам Гуэн (Grootedam Gwen) были первыми представителями породы Родезийский Риджбек, официально зарегистрированными в SAKU. Произошло это в 1924 году. Эти щенки риджбека принадлежали Луису Херрингу (Louis Herring), управляющему принадлежащей алмазному Синдикату Де Бирс (De Beers) фермой Гротедам (Grootedam) на Шмидсдрифт Роуд (Schmidsdrift Road) недалеко от города Кимберли (Kimberley) в Южной Африке. Сведений о происхождении первых представителей породы почти нет, и единственная деталь, известная нам – это дата их рождения: обе собаки были рождены в 1922 году. Какое-то время существовало предположение, что имя суки было «Гивн»

(Given), и автор этого предположения объяснял ошибку неправильной транскрипцией и, следовательно, неверной записью в старых рукописных книгах. Однако, дочь Луиса Херринга, которая хорошо знала этих двух собак, подтвердила, что кличка сука была именно Гуэн. (Этот факт удалось прояснить благодаря исследованиям доктора Стива Потгитера (Steph Potgieter), владельца южно-африканского питомника Пронгберг (Prongberg). Таким образом одним темным пятнышком в истории становления породы стало меньше). В некоторой литературе акцент расставлен таким образом, что доводит до сведения просвещенных любителей породы информацию о том, что эти два первых представителя породы были из Южной Африки, и, таким образом, это определенно означает, что они не «родезийские». Хоули (Hawley) констатировал «…забавно, что южно-африканец был первым представителем породы, зарегистрированным как Родезийский риджбек…». И высказывание Мюррей (Murray) «….это ломает утверждение ранних авторов о том, что порода вымерла в Южной Африке …» отражает ту же мысль. Оба этих высказывания по сути верны. Именно в Южной Африке был зарегистрирован первый родезийский риджбек, и порода - или, скорее, разновидность породы – не исчезла в Южной Африке. Так откуда же родом были Лео и Гуэн? Известно, что эти два риджбека жили на территории алмазной империи Де Бирс, и Херринг зарегистрировал их при поддержке и посредничестве Альфеуса Гарднера Уильямса (Alpheus Gardner Williams), управляющего Де Бирс и вице-президента SAKU. Благодаря Альфеусу Уильямсу младшему, возглавляющему SAKU в 1977 году, Стив Потгитер обнаружил сведения о том, что собаки достались Херрингу в наследство от предшественника – Чарльза Эдварда Хопли (Charles Edward Hopley). Хопли, управляющий алмазной копи Дьютойтспен (Dutoitspan), которой владела Компания Де Бирс, будучи в отставке, отправил собак в Гротедам на Шмидсдрифт Роуд недалеко от Кимберли – другое владение Компании Де Бирс, где управляющим был Херринг. Когда обратились к внуку Чарльза Хопли – Роберту, то он вспомнил, как его отец упомянул, что Риджбеков пытались применить во владениях Де Бирс в качестве сторожевых собак, но они не подошли для этой функции. Основной их функцией в те дни считались их охотничьи способности. Из личных писем было установлено, что Чарльз Хопли получил собак от своего брата, проживающего в Родезии. Согласно данным Гарднера Уильямса младшего, президента SAKU (сентябрь 1977 г.), собак отправили по железной дороге из Родезии на юг Африки. Также было упомянуто, что брат Чарльза Хопли был членом судебной власти. В результате последующих исследований материалов Государственных Архивов Зимбабве было обнаружено, что судья Уильям Масгрейв Хопли (William Musgrave Hopley), третий председатель Суда в Родезии, был назначен на пост в 1914 году. До этого он работал в течение долгого времени в судах Кимберли и Кейп-Тауна. Он увлекался спортом в течение всей жизни, был отличным игроком в бридж, а также занимался конным спортом и стрельбой. «…Он пользовался огромной популярностью в округе, и его любили за гостеприимство, радушие и приветливость. Когда бы то ни было и где бы то ни было, при первой возможности он организовывал поездки с ружейной охотой, или несколько партий в гольф…» (Майк Кимберли, 1980). В силу своих профессиональных обязанностей он частенько неделями проводил в других городах – Булавайо (Bulawayo), Гвело (Gwelo) (современное название Гверу (Gweru)), Умтали (Umtali), где не отказывал себе в удовольствии проводить время так, как хотелось и где хотелось. Ему также очень нравилось заниматься фермерством. Получив пост Председателя Суда в Солсбери (Salisbury) (современное название Хараре (Harare) – столица Зимбабве), он проживал в пригороде Хилсайд (Hillside). И его внучатая племянница вспоминает историю, часто пересказываемую, о вечеринке, проводимой по соседству от дома судьи. Любитель ночного времяпровождения, судья Хопли, захватив фонарик, отправился на вечеринку, чтобы весело провести время. Отлично повеселившись, судья вернулся домой через несколько часов, а утром обнаружил, что взял с собой клетку соседского попугая. Он нес её за обруч в верхней части, ошибочно приняв клетку за свой фонарь! Судья Хопли был не братом Чарльза, а кузеном. Семейство Чарльза Хопли не было таким же состоятельным как её более богатые кузены, но она была очень дружной, и каждый член семьи поддерживал друг друга, всегда оставался в контакте друг с другом и помогал родственнику как мог. И по сей день все Хопли следуют этим традициям. У судьи был сын Фредерик Джон ван дер Бил Хопли (известный как Джон), который был достаточно известным спортсменом и позднее занимался фермерским хозяйством на ферме Фейр Эдвенчер (Fair Adventure) в районе Уэдза (Wedza) в Южной Родезии. Джон был превосходным спортсменом, отличным игроком в крокет, профессионально боксировал, играл в регби. Он учился в Англии и был постоянным членом первой команды игроков в крокет (1901-1902 г.г.) В период обучения в Кембридже он представлял несколько известных регби-клубов в качестве полузащитника, включая команды Барбарианцев (Barbarians), Блекхит (Blackheath), Арлекины (Harlequins), и играл за Англию против Уэльса и Франции в 1907 году, а также против Ирландии в 1908. Среди его достижений был выигрыш Кембриджского Университетского Чемпионата по боксу в тяжелом весе, а позднее Джон стал чемпионом в любительской категории боксеров-тяжеловесов. После службы в регистратуре отца в Высшем Окружном Суде в Кейп-Тауне страсть к приключениям привела его в Родезию в 1910 году. Он работал в местном Подразделении и жил в Мазоэ (Mazoe). Три раза в неделю он ездил на велосипеде в Солсбери (около 28 миль) для занятий регби и еженедельных участий в матчах, а потом поздно вечером возвращался обратно. В 1914 году он занялся скотоводческим хозяйством, включая ферму Фейр Эдвенчер в районе Уэдза. К нему часто приезжали родственники в то время, когда его отец занимал пост председателя Суда. Установлено, что собаки Гуэн и Лео прибыли из Родезии – от Уильяма к Чарльзу Хопли – но откуда именно из Родезии…? Хопли всегда держали белых бультерьеров, и, насколько известно, ни один риджбек не был записан на имя Хопли. Предположительно, либо судья, либо его сын Джон купили пару собак и отправили их Чарльзу Хопли. Они могли происходить из любой части Родезии.

Отвлечемся от гротедамских собак, первоначально принадлежащих Хопли и позднее зарегистрированных Херрингом, и вспомним риджбеков, которые были позже зарегистрированы в SAKU в ноябре 1925 года. Это были собаки миссис Энсли (Ainslie), владелицы питомником Амвукуис (Umvukwes), расположенного на ферме Беркдейл (Birkdale) на территории Машоналенд (Mashonaland) в Родезии. Последующие зарегистрированные риджбеки – Моррисон (Morrison), Динго (Dingo) и Нада (Nada) - также были из Машоналенд и принадлежади мистеру Джоку Флемингу. Они были зарегистрированы в декабре 1925 года. Дэвид Хельгесен (в своей книге The Definitive Rhodesian Ridgeback) ошибочно считал, что Джоку Флемингу принадлежало название питомника Маранделлас (права на это название на самом деле принадлежали миссис Сигер, и название использовалось в 40-х). Сам Флеминг никогда не регистрировал питомник риджбека. Отсутствие приставки у собак Флеминга представляется странным, и тогда, и сейчас. О нем вообще имеется крайне мало информации, как о человеке, так и о его связи с породой.

Когда была опубликована статья об истории медицины Южной Родезии, то в ней можно найти информацию о враче-первопроходце в Родезии, которого звали Эндрю Милрой Флеминг. Этот Флеминг наслаждался насыщенной общественной и активной спортивной деятельностью. Он увлекался регби и гольфом, был страстным рыболовом, ему нравились верховая езда и охота. Он имел собственные гоночные цвета и был основателем и вдохновителем Ассоциации травильной охоты на лис в Солсбери. У него был сын, Джон Фишер Флеминг, известный как Джок, и это обстоятельство позволяет предполагать, что Джон Фишер Флеминг (Джок) и Джок Флеминг, который зарегистрировал собак, одно и то же лицо. В 1918 году Джок Флеминг занимался фермерством на фермах Колас и Иноро в районе Уэдза. Доктор Флеминг приобрел хозяйство для сына после успешного окончания Охсфордского университета Джоком. Связь Джока Флеминга, который владел и разводил Родезийских риджбеков, с Джоном Хопли, сыном человека, отправившего двух Риджбеков в Гротедам, кажется очевидной. Ферма Хопли Фейр Эдвенчер и ферма Флеминга Колас граничили между собой. Джок Флеминг и Джон Хопли жили в двух шагах друг от друга. Не было никаких трудностей в установлении факта, что эти два семейства – Флеминги и Хопли – дружили на протяжении многих лет. Хопли всегда держали белых бультерьеров, а Джок Флеминг занимался Риджбеками долгое время и продавал щенков в своем районе. Кажется, что не нашлось ни одного жителя округи, который не купил бы своего Риджбека у Джока. В основном их использовали как охотничьих собак на таких хищников как павианы, шакалы, леопарды. Дочь Джона Хопли, миссис Кони Лейн, рассказала множество историй о семействах Флемингов и Хопли, и о жизни в той области в те времена. Фермы Фейр Эдвенчер и Колас отличались большими территориями, но дома стояли очень близко друг от друга, и чтобы посещать друг друга нужно было сделать лишь пару шагов. Однажды доктор Эндрю Флеминг, заглянув к Джону Хопли, узнал, что Кони (будучи младенцем) серьезна больна. Он всю ночь находился вместе с её родителями в доме, поил её кипяченной водой с ложечки и спас ей жизнь. Джон Хопли может и был превосходным спортсменом, но он не умел плавать. Однажды он чуть было не утонул, но к счастью Дон Флеминг, кузен Джока, приехавший с визитом в Колас, спас Джона. В общем, Флеминги и Хопли заботились друг о друге и оставались друзьями на всю жизнь. Какова вероятность, что Гротедам-риджбеки были выведены Джоком Флемингом в Машоналенд? Связь очевидна. Однако, насколько известно, судья Хопли умер в 1919 году – несколькими годами раньше того, когда риджбеки были отправлены из Родезии в Южную Африку. Джон Хопли до 1951 года был жив, таким образом вполне возможно, что именно он приобрел собак для Чарльза Хопли в Кимберли в 1922 году, и вероятно он же купил их у своего друга и соседа Джока Флеминга. Однако существуют и другие ниточки, ведущие к попыткам раскрыть истину. В архивах Компании Де Бирс ничего не сохранилось, хотя и установлено, что егерьские книги существовали. Но переписка имелась, и доктор Байс, архивариус Де Бирс, в 1995 году добыл ценную информацию. (см. приложение: письмо).

Приложение. Из письма.

…. Главный Управляющий фермами, Финн, в июне 1918 года намеревался разводить так называемых «львиных собак». Но только в декабре 1920 года ему удалось приобрести в Родезии четырех львиных собак Ван Ройена, которые содержались на ранчо Компании Де Бирс в Родезии. Позднее он написал Ван Эйсену, управляющему ранчо Шангани: «Я купил четырех щенков немецкого дога (3 суки и кобель). Этих сук я намериваюсь повязать с собаками Ван Ройена, и эти метисы должны быть превосходными охотничьими собаками. Когда доги подрастут, я отдам их тебе». В июле 1921 года эти три суки и кобель были отправлены Ван Эйсену с наставлениями «внимательно следить за суками, когда они потекут, чтобы не допустить вязок с кем-то, кроме львиной собаки ван Ройена. Естественно, эти собаки слишком молодые для вязок, только через год они станут половозрелыми. Попроси Ван дер Мерве выделять молоко для их питания – молоко и каша на бульоне должны быть отличной едой для них». Собаки разводились не на продажу: «Они исключительно нужны нам на ранчо из-за огромного падёжа скота при нападении диких собак». Далее Финн уточняет: «Я хотел использовать кобеля немецкого дога на суках, которых я выбрал, а не вязать собак одной породы, поэтому я львиных собак повязал с ….. суками немецкого дога. Я определенно хотел получить сильных и крупных собак; чистокровные львиные собаки кажутся слишком мелкими, чтобы я мог использовать их для своих нужд в Родезии». В ноябре 1921 года Финн поручил Г.Стейси из Булавайо подобрать двух львиных собак для работы на ферме Кимберли, кобеля и суку «если возможно не от одной суки, так как он хочет разводить их для охоты на хищников; смертность среди собак настолько велика, что требует этого решения». И затем мистер Финн хотел бы получить одного щенка-суку львиной собаки для ранчо Кампанис Родезия (все щенки с присущим льву окрасом и сужающимся гребнем на спине). Как объяснялось « … он намеревался скрестить суку львиной собаки с немецким догом на ранчо, так как для охоты на диких животных необходимо иметь более тяжелый тип собак». Финн известил Ван Эйсена о заказе «трех щенков львиных собак у Г.Стейси из Булавайо; «кобеля и суку для использования на ферме Кимберли, и еще одну суку для получения метисов с немецким догом на ранчо. Но в первую течку эту суку надо повязать лучшим кобелем львиной собаки, который у вас есть, а в следующую течку уже с догом».

Стейси попросили отправить двух щенков в Кимберли в начале марта «а прибудь они раньше, то имеется вероятность для них заболеть из-за резкой смены климата». Когда собаки прибыли в середине марта 1922 года, Финн был впечатлен их видом». В середине 1923 года собаки на Гротедам ферме были отмечены в связи с уничтожением хищников, и их обучили быть агрессивными только по отношению к шакалам». Вполне возможно, что две из этих собак были «Гротедам Лео» и «Гротедам Гуэн»…

Но отметим, что собаки от Стейси приехали на ферму в середине марта 1922 года, а зарегистрированные Риджбеки родились – Гуэн – 25 октября 1922 г., а Лео – 28 сентября 1922 г., предполагая, что даты их рождения достоверные. Эти собаки были зарегистрированы только в сентябре 1924 года, и вполне возможно, что даты их рождения не были точно известны, либо были неверно указаны при записи. Однако, архивные бумаги Де Бирс ясно говорят, что Грехам Стейси из Булавайо отправил Риджбеков в 1922 году в район Кимберли. Были ли это наши Гуэн и Лео, невозможно установить с точностью. (Позднее, в 1926, на рудники Компании Де Бирс были снова затребованы Риджбеки; Френсис Барнс связался с покупателями и предложил им рассмотреть ожидающиеся пометы. Кстати, стоимость щенка Риджбека в августе 1926 года составляла 5 гиней). В сохранившихся архивных бумагах нет сведений о том, откуда именно в Родезии прибыли первые четыре львиных собаки Ван Ройена на ранчо Де Бирс и уехали на ранчо Шангани в 1920 году. Возможно, Стейси, активно занимавшийся разведением, поставил этих собак. Френсис Барнс также разводил Родезийских риджбеков в тот период. Но также и некий Лениган О*Киф на своем ранчо Клонморе в районе Инсиза, расположенном за районом Шангани, где находилось огромное ранчо Де Бирс, разводил Риджбеков. Он давал рекламу о продаже щенков в газете Фармерс Уикли, которая распространялась как в Родезии, так и в Южной Африке. Таким образом, любой из этих трех заводчиков мог отправить львиных собак Ван Ройена в Шангани. Были ли каким-то образом связаны Флеминги, Хопли и Стейси? Зафиксировано, что миссис Джо Вайн, в девичестве Стейси, знала доктора Флеминга в юности. Позже, когда она была замужем за доктором Вайном, семьи Вайн и Стейси оставались друзьями много лет. Брата Джо звали Грехам, и он занимался разведением родезийских Риджбеков в пригороде Булавайо – Дьюсбери. Хотя вряд ли когда-либо мы узнаем наверняка, но вполне возможно, что собаки Гротедам были получены от Стейси по требованию судьи Хопли, который часто бывал в Булавайо. Семейства Хопли и Флемингов действительно дружили, давно дружили, крепко дружили….. наши жизни и времена так переплетаются.. Нет никаких фактов или доказательств, что Риджбеки, о которых шла речь, имели происхождение в Южной Африке.